У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Не знаю что на меня нашло, но мне стало тесно и душно в этих сковывающих движения тканях. - Ребят, кто купаться голышом? Мой вопрос встретил поощряющие восклицания и я пулей рванула к воде ...
У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

HUMBLE

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HUMBLE » two of my bitches in the club » BEAVERS & MOOSE


BEAVERS & MOOSE

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://s1.postimg.org/4zk7ya2lr/image.png
КАНАДА, УОТЕРЛУ [население: 99.000 человек]

Стены рыбацкого дома — в мелкую трещину; жмурящий глаза старик треплет по голове собаку, снующую рядом. Сцена, открывающаяся перед глазами, вызывает не возбуждение, но приязненный интерес — морщины в уголках глаз, подрагивающие пальцы на левой руке и небольшой дом напротив врезаются в память, как и весь Уотерлу. Здесь едва уловимо пахнет чем-то, давно волнующим; собака трётся у ног старика, с интересом поглядывая на незнакомца. Вы ничего не знаете ни о её хозяине, ни о самом городе — но почему-то, вам хочется остаться.


биржа трудазанятые внешностиособенности проектапутеводитель по уотерлунужные персонажиакции от администрациигостевая комната


0

2

забрали.

Анита в поиске:


господин в шляпе, 36-45
занимается чем-то серьезным, может, банковский работник или врач, но это не точно (вопрос с внешностью открыт)

http://funkyimg.com/i/2uy71.jpg

Между ними нет сексуальной связи (!!!), у них нездоровая форма привязанности друг к другу. Я желаю отыграть настоящую драму, сыграть на контрасте возраста, социального статуса, интеллекта, жизненных приоритетов и целей. Я хочу сломать их и дать жизнь чему-то новому.

В самый темный день ее жизни появился господин в шляпе. Он подошел к Аните на похоронах отца, совсем еще молодой, на его лице отчетливо виделась боль, он тоже скорбел, но кем он был Курту Берроузу? Другом? Родственником? Просто знакомым? Анита никогда не видела его прежде, но именно он помог ей пережить те страшные дни. Он приходил к ним домой, приносил еду, выводил Кортни из запоев, отводил Аниту в школу. Зачем ему это было нужно? Откуда он взялся? Тогда маленькую девочку эти вопросы не волновали, а потом уже было поздно их задавать, ведь господин в шляпе незаметно стал важнейшим человеком в ее жизни, вытеснив вечно пьющую и тонущую в горе Кортни. Со временем он стал появляться реже, давая Аните шанс на самостоятельность. Так началась история Аниты и господина в шляпе.

Аните четырнадцать и она связывается с дурной компанией. Её учат курить, она кашляет, задыхается, но не бросает, ведь впервые у нее появились друзья, так она думала. Её учат пить алкоголь, от него болит голова, а горло невыносимо жжет, желудок не в состоянии справится с этим пойлом, девочку выворачивает. Её учат воровать. Это занятие кажется веселым ровно до того момента, когда продавец магазинчика на заправке ловит ее за руку. Пара шоколадных батончиков — это же пустяк, шалость, не более. Только вот взрослые так не считают. Из участка Аниту забирает господин в шляпе, он разочарован в ней и впервые в жизни Берроуз испытывает стыд, жгучий, неподъемный, слишком тяжелый для нее. Она зарекается, что никогда больше не возьмет чужого, что расстанется с теми, кого считала друзьями, лишь бы господин в шляпе не смотрел на нее с таким укором. Она хочет ему угодить, жаждет его одобрения, из кожи вон лезет, чтоб он ее похвалил. Анита зависит от его мнения, она приручена, она привязана, она уже давно на коротком поводке.

Анита влюбляется. С девочками порой такое случается. Он веселый и добрый, над его шутками смеются, ему искренне рады в любой компании, ради него даже примиряются с присутствием Аниты. Она так счастлива, что совершает непоправимую ошибку — забывает о господине в шляпе. Анита предательница. Нельзя так просто отмахиваться от того, кто воспитал тебя, кто спасал тебя раз за разом. Но господин в шляпе милостив, он прощает Аниту, только преподает ей урок, который она никогда не забудет. Однажды он появляется на пороге ее трейлера и говорит, что Ирвинг ей изменяет, что смеется над ней и называет простушкой, оборванкой, глупышкой. И Анита верит, ведь господин в шляпе никогда ее не обманывал, он один к ней добр, он один ее любит. Ей больно, ее сердце разбито, она разрывает все связи с Ирвингом и не слушает его, когда он пытается разубедить ее, он все врет, господин в шляпе предупреждал ее, а ему можно верить.

Мир Аниты вновь сужается до одного человека, краски уходят, ей не хватает воздуха, она задыхается, но не может вырваться из кольца его рук, потому что она приручена, привязана, она вновь на коротком поводке.
Анита почувствовала вкус свободы. Вкус жизни. Ей теперь тесно в маленьком мирке трейлерного парка, ей хочется на волю, туда, к людям, в самое сердце Уотерлу. Только вот господин в шляпе не считает это хорошей идеей и Анита начинает сомневаться, а так ли ей нужен мир за пределами ее зоны комфорта? Она не знает где кончается его воля и начинается ее собственная и есть ли она вообще. В ее душе поселяется сомнение, но оно столь ничтожно, что не способно открыть глаза на правду. Она зависима, она принадлежит ему целиком. Кто он для нее? Кто она для него? Зачем ему дикая девчонка на привязи?

дополнительно: я описала лишь их отношения и общую историю, стараясь оставить для вас как можно больше вариантов для развития персонажа. Чем он занимается? Есть ли у него семья? Почему он не оставляет Аниту? Все это мы с вами придумаем вместе, я не желаю навязывать вам что-либо. Он не обязательно должен носить шляпу, может, при первой их встрече она на нем была и Анита таким его запомнила, вот и все. Имя и внешность подлежат обсуждению.

Отредактировано PR (2017-06-26 16:39:20)

0

3

забрали.

Мона в поиске:


ANTHONY* // ЭНТОНИ, ≈30
род деятельности на ваш выбор (andrew garfield)

https://i.imgur.com/3ifPG3F.jpg

справка о действующих лицах;

Бабушка Моны сдала Дэвиду комнату 16 лет назад — 16 лет Дэвид довольно редко видится со своей семьёй и братом (Энтони). Всё предельно просто: Дэвид в свои сорок всё ещё паршивая овца, а Энтони — примерный мальчик; их семья в этом непоколебимо уверена и ревностно оберегает все элементы самоисполняющегося пророчества. По их же мнению Дэвид страдает клептоманией (на деле если он и болен, то точно не этим, но в воровстве и мошенничестве действительно преуспел, чему обучил и Мону); год назад Энтони приходит в их дом, чтобы забрать какую-то безделушку матери, которую Дэвид якобы присвоил во время последней встречи.
Энтони очень интересно, как кто-либо может принять сторону Дэвида, почему Мона или недавно почившая бабушка не выперли его из дома много лет назад и откуда у самой Моны, вроде бы нигде не работающей, деньги.
Он начинает догадываться, но она и сама всё рассказывает.

[*]
Мона уверена:
Энтони каждую ночь перед сном выпивает стакан молока, принимает душ и переодевается в хлопковую пижаму (наверняка кто-нибудь провёл исследование на тему того, какая пижама самая правильная), держит окно открытым на четыре с половиной сантиметра, выдерживает три полных цикла сна и встаёт по трели будильника на первой же ноте. Делает зарядку. Обязательно читает газету, завтракает так сбалансированно и питательно, как Мона в жизни не ела, вместо кофе пьёт зелёный чай.
Мона уверена: это самый правильный и положительный человек из всех, кого она встречала. Будто мышцы во всём его теле в детстве свело судорогой дотошной одержимости тем, как поступать благородно, — от этого хочется блевать (об этом она сообщает Энтони каждый раз). Он стоит под солнцем и не отбрасывает тени — есть вообще что-нибудь, что он делает не так? Мона уверена: если у него есть девушка или парень, трахаются они по дням недели и положению луны.
Тони такой любезный. Тони такой добрый. Тони такой тактичный. Тони так умело подбирает слова, будто взвешивает каждый звук и решает, не оскорбит ли он собеседника. Тони — всепрощающая машина со смазанными шестерёнками: Клиффорд говорит что-нибудь колкое, но всё проходит сквозь.
Господи, нахуя ты вообще привязался?
Мона знает наверняка: он учился хорошо и никогда никого не обижал, по окончании первых отношений выдержал полугодовой траурный целибат и ни о ком не отзывался плохо; почерк у него ровный и каллиграфически выверенный — буква к букве, интервал между словами определён в половину сантиметра — Тони подобрал верный интервал ко всему, что попалось в руки.
В действительности Энтони, конечно, ничего из перечисленного. Мона нащупывает эту мысль, но она каждый раз сталкивается с его улыбкой, обращается в ужа и ускользает из пальцев.

[*]
Когда в семье два мальчика, по всем правилам, усвоенным родителями, обязаны существовать противоположности. Очень сложно не быть примером для подражания, когда твой брат — клептоман.
Энтони делит с Дэвидом одну фамилию, и все уверены, что на этом ниточки их связей заканчиваются. Впервые он видит Мону год назад, когда Дэвид в очередной раз забирает что-то из дома того, что раньше им было; Энтони стоит на пороге и думает о том, что это была такая важная для матери вещь, Дэвид, пожалуйста, просто верни. Расписанные диалоги напарываются на недружелюбное приветствие Моны
(о родственниках Дэвида она ничего не слышала и невзначай заслонила рукой дверной проём)
напарываются на острые края и лопаются бессмысленным шариком (брата дома нет). Когда Энтони приходит в следующий раз, все слова приходятся впору (Мона, конечно же, подслушивает всё из кухни), но Дэвид делает вид, будто ничего не понял.
— Гонцам с дурными вестями обрубали хвосты, знаешь? — Мона провожает Энтони до разжавшей челюсти калитки, смотрит прямо в глаза и недобро щурится.
Вечером он приходит домой — в свою грёбаную идеальную квартиру, да? — смотрит в зеркало дверцы шкафа в ванной, стягивает с лица паутину правильности, забивающуюся в ноздри и мешающую дышать, разглядывает расплывающуюся восковую маску и думает: как же это заебало. Заебало. Заебало. Заебало. Ох, Энтони, конечно, не ругается матом.
— Почему ты его защищаешь? — он пытается понять, почему Дэвиду всё сходит с рук (и почему Мона не ценит то, как Тони бесконечно любезен?).
— А почему ты всё ещё здесь? — она не оборачивается, только кивает в сторону двери.
— Ты что, с ним спишь? — Энтони захлопывает рот на последнем звуке, не договаривая то, что нельзя было говорить. — Чёрт, прости, это не моё...
Мона, кажется, держит ужа за хвост.
— Или ты не знаешь, что он клептоман? — Энтони впивается пальцами в её предплечье, словно из каждого ногтя прорастёт змейка (и расскажет Моне, как будет правильно).
Уж кусает пальцы.
В действительности Энтони — очень злой мальчик.

дополнительно: * имя указала для того, чтобы проще было ориентироваться в тексте — оно целиком и полностью на вашей совести, как и текущий род деятельности. ну и да, обозначенная злоба не радикальна (как мне кажется), энтони точно не душит котят и не режет проституток ночами. последние строки заявки относятся к недавним событиям, весь год энтони вёл себя при-мер-но.
основная часть заявки — то, каким энтони представляется моне; всё (или почти всё) может быть совершенно по-другому: есть какие-то ключевые моменты, но большинство деталей и подробностей я не затрагиваю. о дэвиде в анкете моны написано довольно много, перешлю это безобразие вам по первому же зову. идеями и какими-то мелочами с радостью поделюсь.
если вас заинтересовала заявка, предлагаю традиционный ритуальный танец с обменом текстами, чтобы точно знать, сыграемся мы с вами или нет; люблю, когда пишут грамотно, образно (красивые словесы) и логично. всё остальное второстепенно.

Отредактировано PR (2017-06-28 16:05:10)

0

4


(WONDERLAND): ROGER - SAMIRA - TODD  // (СТРАНА ЧУДЕС): РОДЖЕР - САМИРА - ТОДД, 45 - 29 - 31
осколки страны чудес, владелец и работники ломбарда «rabbit hole» (rhys ifans; mackenzie davis; hayden christensen)

http://sd.uploads.ru/pciq5.jpg
А однажды она до смерти напугала свою старую няньку, крикнув ей прямо в ухо:
«Няня, давай играть, будто я голодная гиена, а ты - кость!» [q]

Чаепитие длиною в жизнь; действующие лица - Роджер Толливер [Roger Tolliver]льюис кэррол — дядя Терезы Ли Рихтер, наставник/поводырь/идейный вдохновитель/русло, умеющее направлять буйную энергию стаи в необходимое направление; Майло Кейв [Milo Cave]безумный шляпник — апостол, жрец огня, негласный лидер; Самира Кейв [Samira Cave]соня-мышь — верная подруга и названная сестра; Тодд Миллер [Todd Miller]чеширский кот — плут, игрок и щенок, до абсурда верный стае; Эрнест Янг [Ernest Young]мартовский заяц — ребенок полка, погибший по вине вожака; Тереза Рихтер [Theresa Richter]алиса - связующая нить.
А история такова;

http://s6.uploads.ru/MQXjb.pngДжойнт идет по кругу - Кэррол, развалившись в глубоком кресле, закинув ноги в бордовых ботинках на одну из нераспакованных коробок, будто бы дремлет, сдвинув широкополую шляпу на глаза, но требовательно вытягивает вперед руку на своем витке, жадно обхватывая «трубку мира» тонкими пальцами - замирая на несколько секунду, и заново. В углу обиженно сопит Мартовский - обиженно, потому что неофициально признан ребенком полка, за чьим здоровьем необходимо следить (что, в общем-то, не отменяет тлеющую сигарету в уголке губ); обида не мешает искоса следить за мелькающей в руках Чешира колодой карт. Мальчишка смотрит внимательно, и Алиса прячет улыбку за прожженной жилеткой Шляпника, которую уже битую тринадцатую минуту пытается зашить - рубашка козыря словно нехотя выныривает из убежища рукава Кота («тише, это наш с тобой секрет» - незаметно подмигивает), когда тот веером раскладывает очередную выигрышную для себя партию. К запаху горючего и дешевого алкоголя примешивается сладковатая дурман-трава - первой не выдерживает Соня, и под недовольное ворчание Чешира - вставая с дивана, она неаккуратно наступает на разложенные карты, путая шулеру все схемы - открывает окно, впуская шум просыпающего города. Для стаи же день заканчивается - Шляпник пересчитывает добычу, распарывая кошельки, сортируя кредитные карты и наличные; Алиса приводит в порядок истрепавшиеся костюмы; каждый из них занят своими мыслями и делами, но неуловимо друг с другом связан, через взгляды и прикосновения, образуя неразрывный замкнутый цикл с самокруткой-вечным-двигателем. Страна Чудес живет в том первозданном виде, в котором была задумана, и Кэррол задумчиво улыбается своим мыслям, окидывая свое творение тяжелым взглядом.
Все идет, так как должно идти -
http://s6.uploads.ru/MQXjb.pngони раскрашивают улицы очередного города красками мира, волшебного и позабытого многими обывателями, рассказывают сказки из детства, переиначивая их на свой лад (не всегда в них принцесса остается с принцем, но остается счастливой). По взмаху руки творца - Роджера Толливера - расцвечивается пространство звуками придуманных баллад, наполняется шелестом разномастных карт, прорисовываются в сумраке ночных площадей танцы с очаровывающими взмахами шелка, а под занавес - оглушается запахом горелого воздуха, позволяя стрясти заслуженную дань с пирующей публики. Все идет по плану -
только неразрывно присутствует горькое тягучее плохое предчувствие, развязкой которого становится внутренняя война между Алисой и Шляпником, и побег последней.

Много лет назад истории каждого из них - брошенного, ненужного, лишнего, убегающего или просто одинокого человека - соединяются в одну сказку. Когда не было Страны Чудес, был Роджер Толливер, трагически потерявший когда-то семью плут и мошенник, сказочник, пробующий вселенную на вкус, выводящий мир из равновесия, страдающий от одиночества, жадно ищущий свою стаю и нашедший ее начало в племяннице, о которой не знал целых четырнадцать лет; были Майло и Самира Кейв, оказавшиеся ненужными собственным родителям, злость свою похоронившие глубоко (но недостаточно), приют обретшие в друг-друге, а спасение в словах детской сказки; был Тодд Миллер, беспризорник с крышей над головой, но без гнезда, пустое место для работающих родителей, пустое место для целого мира, оттого яростно в него вцепившийся зубами и кулаками; была Тереза Рихтер, сирота без угла, с одноразовыми воспитателями, обретшая семью задолго после рождения. И был Эрни, малыш Эрни, улыбка которого могла освещать целые комнаты. Только малыш Эрни безнадежно мертв вот уже два года как -
и это становится второй необратимой трещиной в Стране Чудес, приведшей осколки чудесатых в захолустный канадский городок. Что здесь их ждет - старые вопросы или новая жизнь, прощение или сжигание мостов - время покажет.


- каждый из них - частица небывалой истории, полной злоключений, театральных безумств, острой привязанности, психоделических настроений и постоянной потребности в друг-друге. По-настоящему они начинают жить только объединившись - восьмилетняя Тереза Ли попадает попадает в патронажную семью фермеров, в которой уже воспитываются Майло и Самира Кейв; чуть позже к их нестройным рядам присоединяется Тодд Миллер (однажды Тереза, а за ней и Майло, вступается за драчливого Тодда, когда тот ввязывается в драку с явным перевесом в сторону «благополучных» мальчишек - и с этого начинается их дружба); через несколько лет под крышей оказывается еще один ребенок - Эрни Янг, и так стая становится целой;
- свое имя и значение дети получают от первой посылки ( книги "Алиса в Стране Чудес" Льюиса Кэррола) от тогда еще незнакомого Роджера Толливера, что на поверку оказывается дядей Терезы; когда ей исполняется 16, мистер Толливер забирает ее с фермы, а за ней следует Майло;
- в ожидании совершеннолетия младших Тереза, Майло и Тодд, прибившийся по дороге, отправляются в путешествие, в котором учатся новой жизни, самостоятельно и под неуловимым присмотром Роджера набивают синяки и разыгрывают первые представления; когда Самире исполняется 18, она присоединяется к старшим, а Эрни просто сбегает из опустевшей фермы - и с этого момента начинается их бесконечное чаепитие;
- спустя пять лет Алиса вырывается из зазеркалья, дав начало первой трещине в основании Страны Чудес - они вместе с Майло поджигают дом, в результате чего погибают родители Майло, и Терезу произошедшее выбивает из колеи;
- некоторое время они существуют по отдельности - Тереза живет своей жизнью, обстановка в стае накаляется безумием - Самира часто плачет, Майло сходит с ума, Тодд бросается на каждого встречного - лезущий на рожон вожак приводит чудесатых не в то время и не в то место; в перестрелке  погибает Эрни, и это ставит вопросительный знак на существовании Страны - Самира отправляется на поиски Терезы и находит ее в Канаде вместе с Роджером;
- спустя еще некоторое время к ним присоединяются Майло и Тодд - теперь они снова пытаются сосуществовать (а Страна Чудес никогда не перестает существовать в их головах и душах), работая под крышей ломбарда, принадлежащего Толливеру и Рихтер.   

дополнительно: не прыгайте выше своей головы, живите историей, будьте грамотными, инициативными, терпеливыми и живыми - из этой истории можно плести невероятное количество сюжетов и перипетий, было бы желание и отклик, всеми невысказанными словами (а они есть) поделимся (интуитивно в этих строках присутствует и наш Шляпник, он нуждается в стае не меньше) со смелыми. Внешности и имена вариативны, при разумном диалоге всегда можно найти альтернативу. Не требуем того, чего сами не способны дать - размеренная (средний темп) эмоциональная игра, скупая графика и необъятная любовь гарантированы. Прежде, чем придерживать персонажа - пример письма в студию (в гостевую, в лс мне или Шляпнику, как будет душе угодно). Верно ждем!

0

5

забрали.

Джой в поиске:


NICK* // НИК, ~30-40
любая на ваш выбор (ben affleck/jai courtney/etc)

https://68.media.tumblr.com/c05646e9ed26881e14b4bfbafd269a8b/tumblr_o07f0pspCa1qbti6eo5_500.png

— Ты забыл оставить мне ключи, Ник, — говорит Джой, пытаясь улыбаться; побелевшие пальцы стиснуты на краешке стола, свежая корочка на нижней губе лопается и сочится кровью. Он улыбается тоже, обернувшись: полная противоположность, идеально выглаженные рубашки, прическа волосок к волоску.
— Не забыл, — отвечает Ник и закрывает за собой дверь.

— Дай мне ключи, — ей страшно; теперь по-настоящему, потому что все меняется слишком резко. Еще позавчера они были в родном захолустье, и он помогал ей собирать последние документы, а сейчас Джой стоит посреди просторного холла, пытаясь понять, что не так с ее мужем. Он лишь мягко улыбается и отрицательно качает головой, словно для того, чтобы покинуть квартиру, нужны очень веские причины, и те, которые называет Джой, кажутся ему недостаточными.
— Я хочу купить продукты, — Ник ставит на стол большие бумажные пакеты и говорит, что обо всем позаботился.
— Мне нужен свежий воздух, — Ник указывает на кондиционеры, поддерживающие в помещении идеальные 19 градусов. Джой лепечет что-то про виды Нью-Йорка; про то, что ей хочется посмотреть город; про манхеттэнский парк — он согласно кивает и обещает посвятить весь выходной совместным прогулкам и экскурсиям. От удивления и обиды перехватывает дыхание: Джой не может поверить, что Ник считает ее настолько беспомощной.

— Я уже не ребенок, Ник, и если я хочу выйти из этой блядской квартиры, я выйду! И не умру, если пройдусь до ближайшего перекрестка, не держа тебя за руку! И никто не откусит мне голову, если ты отвернешься на пять минут! Что, черт возьми, с тобой не так? — Джой кричит, швыряя на пол тарелки, одну за другой. Ник перехватывает ее запястья: держит осторожно, но крепко, не давая ни вырваться, ни продолжить погром.
— На паркете останутся царапины, милая, — в его голосе столько укоризны, что даже обозленная сверх всякой меры Джой вдруг начинает чувствовать себя виноватой.

Виноватой она чувствует себя все пять лет, что они живут вместе. Ник все же выдает ей ключи и даже кредитку с определенным лимитом, но каждый раз, когда Джой переступает незримую границу — например, не дожидается его с работы, гуляя по Нью-Йорку вместо того, чтобы встречать мужа, как преданная собачка, — превращается в живое воплощение разочарования. Джой кажется, будто она ребенок, который расстраивает родителей. Она покупает бутылку вина, чтобы заглушить это ощущение; хоронит его под алкогольной зависимостью и тщательно чистит зубы перед тем, как Ник приезжает домой.

Я счастлива
Я счастлива
Я счастлива
Джой выводит эти слова помадой на огромном зеркале в ванной, держа в свободной руке бутылку кьянти. Ей двадцать три, и ни она сама, ни Ник уже не делают секрета из того, что Джой регулярно перебарщивает с выпивкой. Вопреки ожиданиям, он практически не пытается пристыдить ее за излишнюю любовь к красному сухому: Ник прощает все, что она пьет, и все, что она говорит. Ему наплевать на скандалы и на то, как Джой матерится, едва стоя на ногах.
— Ну ты и мудак, — она улыбается, и он улыбается тоже, пропуская оскорбления мимо ушей. Джой может позволить себе сказать что угодно — у нее все равно нет ни работы, ни подруг, ни возможности запросто выйти куда-то вечером. Ник контролирует ее жизнь, как если бы ей было пять. Всякий раз, когда Джой пытается сделать что-то самостоятельно — приготовить ужин, купить себе платье, надеть новый комплект кружевного белья, чтобы хоть как-то разнообразить скучные прелюдии к сексу, — он высмеивает и ее попытки, и ее выбор.

«Ты такая тупица, Джой», — вот, что она читает в его глазах изо дня в день.
«У тебя ничего не получится». «Ничего не выйдет». «Я знаю лучше».

— Пошел нахуй, Ник, — повторяет Джой отражению в стекле междугороднего автобуса, везущего ее из Гамильтона в родной Уотерлу. У Джой — темно-вишневая помада, которую она выбрала себе сама, обтягивающее черное платье, хреново сидящее на бедрах (зато купленное без подсказок Ника), маленький чемодан и четыреста баксов, что пришлось по частям снимать целую неделю перед побегом. Она уверена, что справится сама; она взрослая и больше в нем не нуждается.

Джой выходит из автобуса и ловит паническую атаку, не зная, что ей делать дальше.

дополнительно: у Ника наверняка есть скелеты в шкафу, но мне показалось неуместным за вас раскрывать интригу и самостоятельно объяснять причины, по которым он превратился в контрол-фрика. И да, градус неадеквата и драмы может невозбранно подняться, если он приедет за Джой в Уотерлу.
*имя и фамилия на ваш выбор. Внешность тоже обсуждаема.

Отредактировано PR (2017-06-29 14:31:51)

0

6

Ракель в поиске:


RUTH MAYREND // РУФЬ (РУТ) МАЙРЕНД, 17-18*
школьница** (anya taylor-joy)

https://68.media.tumblr.com/3878ea3e4ca7bdf0f4bc7458bb44f661/tumblr_optgajJNUP1w6l6w5o3_540.png

когда мы были маленькими, наша семья жила в коммуналке, которую отец унаследовал от матери - нашей бабушки, в прошлом танцовщицы кабаре и любительницы запрещенных веществ, что ее, в конечном итоге, и сгубило. нам с тобой приходилось спать на одной кровати - до двух лет ты спала в люльке, которую дедушка сделал когда-то для меня, но вскоре ты перестала помещаться туда, и мы с тобой ложились на односпальную кровать валетом. у нас было одно колючее одеяло на двоих, которое с трудом укрывало нас обеих, и в конечном итоге ты всегда переползала и ложилась рядом со мной, закинув руку мне на шею, и мы вместе смотрели в окно, стараясь уснуть.
ты с рождения была невероятно похожа на меня (сам факт того, что мы были похожи друг на друга, а не на кого-то из родителей, вызывает интерес), за исключением разве что цвета волос и веснушек по всему телу. ты морщила нос, совсем как я, смеялась, как я, и с самого раннего возраста всюду таскалась за мной хвостом, стараясь во всем подражать. я безумно тебя любила.
мне казалось, что тебя мне послал бог, в которого меня усердно заставляли верить, чтобы найти спасение от матери и залатать дыру от постоянного отсутствия отца. я отдавала тебе все свои игрушки, даже когда ты мерзко отвратительно ныла, отдавала еду, могла без конца играть с тобой в "ку-ку" или петь тебе песни, чтобы ты заснула.
почему все рухнуло, я не знаю. никогда не знала. наверное, в какой-то момент взросления ты поняла, что не сможешь всегда быть моей точной копией; я всегда была мягкой и податливой, словно пластилин, из которого мать лепила, что ей заблагорассудится — таскала меня в церковь каждый день, отправила в католическую частную школу, на которую у нас не было денег, и грезила о том, что я посвящу себя христианству, как и она. ты никогда бы не позволила так помыкать собой, и здесь начиналась пропасть между нами.
пока я просиживала часы на уроках, посещала мессы и не самые веселые христианские праздники, ты сбегала с занятий, чтобы прыгать по гаражам или воровать жвачки в местном супермаркете; пока я рисовала, закрывшись у себя в комнате, ты ночами пропадала у многочисленных друзей и пробовала легкие наркотики; чем старше мы становились, тем более очевидным казался тот факт, что нам абсолютно не о чем разговаривать - нам, в общем-то, не особо и хотелось.
постепенно молчаливое сосуществование стало оживляться скандалами, в которых я никогда не хотела принимать участия, но ты никогда не упускала случая подлить масла в огонь. ты презирала меня за то, какой я была, и ненавидела за то, что в противостоянии с матерью я не приняла твою сторону. если я чувствовала хотя бы тень любви к ней, то ты искренне ее не переносила, считая, что шизанутым религиозным фанатичкам нужно запретить заводить детей.
после окончания школы я съехала из родительского дома, устроилась на работу и начала новую жизнь, которая не предполагала присутствия в ней семьи. ты, кажется, не скучаешь, а вот я - да. отбросив все, я бы отдала многое, чтобы, как когда-то, спать с тобой на одной кровати.

дополнительно: * - на твой выбор, но я предполагаю, что разница в возрасте между сестрами 2-3 года (минимум - год, что логично)
** - также поддается корректированию, правда, у не_школьницы пошире выбор в плане отношений и соигроков, имхо, конечно
имя должно быть библейским (не обязательно таким, которое выбрала я), внешность тоже можно сменить, но аня же просто ух :з
я очень жду, правда. можешь написать мне в лс, чтобы обсудить детали - дам прочитать свою анкету и расскажу, какой вижу рут и их с ракель отношения. приходи!

0

7

Фрэдди в поиске:


RILEY SUNRISE // РАЙЛИ САНРАЙЗ, 33
police department (ryan gosling)

http://sg.uploads.ru/OyD3M.jpg

i.
Райли размышляет о женщине, что готовит на кухне завтрак: вот рука её ведет по столешнице, вот вода расплескивается по бокам посуды, лениво стучит в окно утро. Под закрытыми веками он представляет на дне чашки - кофейную гущу, яичницу с рожицей - на плите, в стеклянной вазе - ветку орешника. Циферблат отцовских часов говорит, что рань несусветная, хорошо бы тебе, Санрайз, ещё поспать: твоя умница Джейн осталась в Колумбии (утро доброе, добро пожаловать в канаду).
Фрэдди вытягивается по-военному: два ломтя хлеба сложены в бутерброд, запах консервированных персиков отдает сладостью и железом. Райли прижимает ладонь ко лбу, шутливо цедит: это еда по-твоему? собирайся.

ii.
Есть такие фильмы, их запускают для массового потребления, вроде «один дома», «пираты карибского моря», «гарри поттер»: из года в год одно и то же дерьмо о старых-добрых традициях, пока зрители ещё готовы выкладывать деньги за билеты - знаковые вещи, маркер времени, преусловатое «а раньше».
Когда он видит «Звездные войны» впервые, их крутят по телевизору; Райли — восемь, он подтягивает штаны и заверяет, что никогда не женится, станет джедаем, спасет Империю. В восемнадцать он ведет на «Атаку клонов» Миранду: на последнем ряду они тискаются, обливаются колой; он ничего не запомнит, кроме запаха карамели, детского петтинга. В год, когда отца кладут в землю, Райли сидит с банкой пива, смотрит «Месть ситхов» в переполненном детьми зале, задается вопросом, что он здесь, черт возьми, делает, пока не включают титры.
Фрэдди не выглядит как Падме Амидала. Более того он даже не знает, кто такой Дарт Вейдер.
Странно смотреть на того, кто все время был не здесь, будто вырванный кусок из контекста — верти его в разные стороны, прикладывай то к одной части карты, то к другой — результат не изменится. Фрэдди молчит, глаза у него дикие, рот открывается — отойди, брось, не тронь, отъебись, бога ради, изыди. Когда Райли смотрит на Фредди, сам себе кажется — мальчишкой, что тоскается за одноклассницей, носит ей леденцы на палочке, рюкзак, россыпь стекол, бусы матери.
Фрэдди сгребает этот хлам в стол, Дейзи кривляется.
- Просто это твоя плитка шоколада. - кладет кусок пиццы на любимые джинсы Райли.
- Знаешь, для того, кто не выглядит, как Королева Набу, ты мне подозрительно нравишься.

iii.
Платье — бежевое, простое, из дешевой ткани — если прижаться сзади, мягкая ткань оближет прохладой, заскользит по лодыжкам, будто живое. Дэйзи облокачивается на раковину, обводит губы красной помадой, скругляет в букву «о»; от щетины не остается и следа, ямочки на щеках.
Торренс придерживает перед ней двери, подмигивает, мерзавец.
Бекки подхватывает меню, спрашивает, хочет ли Дэйзи сладкое.
- Может, мне тоже одеться телкой, чтобы мои прегрешения списали в ноль?
Чтобы дотронуться до Фрэдди, Санрайз оставляет послания — обводит круг, видимый только ему, на чужом рукаве, ждет одобрения. Иногда Фрэдди пугается. Разом вспоминал, как отступал под обстрелам, костеря всех подряд, и надеялся, что земля далеко, иначе упадешь и не встанешь.
- Только подумай, Хэнсен даже не может оскорбить тебя, сравнивая с девчонкой.
- Заткнись, Райли. - это определенно произносит Фрэдди, разливает кленовый сироп по тарелке, облизывает сладкие пальцы.
Каблук её туфли с силой впивается в ботинок.
Ну ай.

дополнительно: скорей всего, никто по заявке не дойдет, но если вдруг - добро пожаловать в лс.
да, я классный;

0

8

Киган в поиске:


KEIRA LILITH RHODES // КИРА ЛИЛИТ РОУДС, 18
студентка i курса в «university of waterloo», физ-мат, биомедицинская инженерия или онкология (madison davenport)

https://68.media.tumblr.com/7d35e44c14c385fcda2da07119b6df6b/tumblr_oehitfapaH1sl2qdbo3_400.png https://68.media.tumblr.com/f0fe502d701a490b8105609d71d3b5a3/tumblr_oehitfapaH1sl2qdbo2_400.png

кире давно не десять и она не ловит по комнате солнечных зайчиков. кире не десять и мама не вплетает ей в чуть рыжеватые волосы ленточки: белую, красную, розовую. кире не десять и рана почти не болит. карточный домик, хранивший в себе весь этот замечательный мир, оставлен на антресоли, она знает, что воспоминания никого не залечат. сказки живут только в прошлом, с двенадцати она трезво смотрит на мир. ей не важно, что правильно и неправильно в общем сознании, весь мир, в большинстве своем - дураки. кира читает старые книжки и втайне хочет любви. прячется в водолазку, волосы распускает до плеч, не одевается ни во что примечательное. ей кажется, что мир - лучше всего, когда тебе двадцать три. эту закономерность себе она объясняет по-разному и искренне надеется не нахлебаться проблем до того, как часы упадут на число двадцать три.
она ненавидит отца, слишком упрямого и слишком упёртого, такого правильного, что тошнит. не способен лишний раз промолчать, не способен сдержать себя, заткнуть в себе все порывы. никто не просит его защиты, а его все равно тянет всех и всё опекать. кира цедит сквозь зубы: ты задушил её. кира толкает его в спину: ты убил её. восемь лет она дышала свободной грудью. восемь лет не делила с ним кров. восемь лет не чувствовала воздух, наэлектризованный по углам комнат. восемь лет нефильтрованного спокойствия. ей было десять, и она не знала кого винить.
кира смеётся в его объятиях только на фотографиях. кира пачкает пальцы в мороженном и рисует усы отцу. рядом - дарен руками хватается за живот. двадцать седьмое июня, девять ноль ноль. мама за кадром, дрожащие руки сбивают фокус. дарен и мама, как они там без неё? клялись, что не смогут, не выдержат. клялись, что будут с ней до конца. тело брата, разорванное, под закрытой крышкой, мама боролась с раком, как только могла. где ты был, когда ей стало плохо? где ты был, когда она умерла?
ей было девять, когда брата не стало. киган был рядом, на самых кончиках пальцев, но не смог спасти.
ей было десять, когда он шумно зашёл в квартиру, выпалив: я убил этого мудака. сьюзен, убил.
ей было семь, когда единственный раз по гостиной разошёлся треск - киган поднял руку на женщину, которую больше всего любил. кира видела. кира не знала такую игру.
ей было двенадцать, когда мамы не стало и она захлебнулась в своей крови. тётя карли была рядом. кира больше других помнит тот день.
он возвращается из тюрьмы не в распахнутые объятия. она смотрит ему в затылок, чувствуя, как слёзы подкатывают к самому горлу. прокручивает в голове имена. представляешь, её отца упекли в тюрьму. точно, я сам видел, как его повязали. похоже, он псих. а это передается? психичка, смотрите. кира, что тебе прописали сегодня? кира кусает губы и не прячет пачки с никотиновым ядом. он ей - никто. не станет ей кем-то никогда-либо больше.

дополнительно: коротко о семье:
мать - сьюзен, погибла шесть лет назад от рака лёгких. старший брат - дарен, скончался летом восьмого во время одного из террористических актов в торговом центре. отец - киган (хеллоитсми), некогда сержант полиции, в виду некоторых обстоятельств (нет, не продажный коп и вовсе не мафия) оказался в тюрьме и теперь, спустя восемь лет, вышел. всё это время находилась под опекой тёти со стороны отца, карли.
безумно ждём и любим, ответим на все вопросы и непременно украдем в сюжет.

0

9

Ракель в поиске:


JEDEDIAH // ДЖЕДЕДАЙЯ, 22
автомеханик в «waterloo dodge chrysler ltd.» (adam lively)

https://images.vfl.ru/ii/1498557907/a7b53afd/17728767.png

- кругом одна беспросветная жопа, ракель
- взгляни на все с другой стороны. жизнь - это батут, джед, ты падаешь только для того, чтобы посильнее оттолкнуться и подпрыгнуть
- если жизнь - это батут, то на нем я своей же коленкой сломал себе челюсть


в старших классах я пришла в «galaxy cinema», где ты работал в кинобаре: продавал попкорн, напитки и игрушки с комбо-наборами - словом, пробовал, какое на вкус днище жизни. ты закончил «king edward public school» и единственный путь, который видел для тебя твой отец - унаследовать его автосалон, который содержало уже три поколения твоей семьи. в деньгах ты никогда особо не нуждался, пока учился в школе, однако в университет тебя никто отправлять не собирался - для того, чтобы руководить салоном, образования тебе хватало. чего хотел ты, особо, в общем-то, никого не интересовало.
поэтому, когда после выпуска ты объявил родным, что уезжаешь в автотрип по соединенным штатам и планируешь вернуться через полгода, а может и позже, твои планы были прерваны еще на выезде из канады - отец заблокировал все твои карты, по возвращению домой забрал машину, подаренную на окончание школы и в ультиматийной форме заставил искать работу, предполагая, что ты вольешься в семейное дело, поскольку особых навыков, кроме умения чинить тачки, у тебя не было.
так ты оказался в кинотеатре, где мы работали с тобой бок о бок около двух лет - тайно проходили на ночные пустые сеансы смотреть концептуальное кино и на трахающиеся парочки, доедали начос, оставшийся после смены и размышляли о том, что однажды вырвемся из этого городка и если не весь мир, то континент объедем точно.
через два года я уволилась, потому что выпускалась из школы и планировала поступать в университет (спойлер: не случилось), и мы долгое время крайне мало общались. ты и сам вскоре написал заявление по собственному, а после этого я не видела тебя в городе больше года.
на сегодняшний день ты работаешь в салоне отца, все еще не теряя надежды на что-то большее.

в мои обязанности входило готовить попкорн и раскладывать его в ведерки, а когда мой напарник уходил покурить, еще и наливать посетителям колу и использовать автомат со льдом — работа, для которой меня поначалу посчитали слишком тупой. моим напарником был джед — смешной парень со специфическим вкусом в литературе и большой татуировкой на левой лопатке. когда я спросила, что она означает, он ответил: "то, что мне дороже всего, я ношу ближе к сердцу".
— ты рождена для чего-то большего, чем образование, — однажды сказал джед про меня, когда мы закрывали бар и я вычищала остатки попкорна из автомата. — и вообще вот это все. почему ты не стала художником?
— я не художник, — скрывая румянец под козырьком фуражки с логотипом «galaxy cinema», пробурчала я.
— я видел, как ты рисуешь в перерывах. ты художник.
— ну, может быть. — пришлось отвернуться, якобы заинтересовавшись огромным мешком мусора под стойкой. — но это не поможет мне выбраться из этой дыры.


из анкеты ракель

дополнительно: мейби это пара, мейби нет - приходите, на месте разберемся.
я описала его биографию кусками, чтобы дыры в ней вы могли заполнить так, как его видите - какая у него семья? чем он занимался все то время, что не виделся с ракель? чего хотел добиться в жизни? почему поддался давлению семьи? что столь важное и дорогое набил на спине?
короче, я буду очень счастлива, если наброски этого персонажа вас заинтересуют и появится желание его оживить. готова обсуждать/помогать/etc. до посинения. внешность возможно сменить, но я хочу адама. да, исходников у него немного, но я клянусь на крови, что сама нарежу вам гифок с ним и наклепаю аватаров.
https://www.youtube.com/watch?v=v4pi1LxuDHc - вдохновитесь и приходите.

0

10

Мор в поиске:


HANS // ХАНС, 24
рыбак (aneurin barnard1)

http://s5.uploads.ru/hByrK.jpg

тысячи птиц летят на огонь, тысячи слепнут, тысячи бьются.
тысячами погибают птицы, тысячи трупиков остаются...

и смотритель не может все это стерпеть,
не может смотреть как гибнут его любимцы —
да пропади оно пропадом!
он говорит и гасит маяк.
и маяк не горит.

а в море корабль налетает на риф, корабль, плывущий из тропических стран,
корабль, везущий тысячи птиц, тысячи птиц из тропических стран.
тысячи тонущих птиц...

Легенды о смотрителе маяка, чьё сердце разбито солёными волнами моря, знает каждый житель крохотной канадской деревушки. Некоторые боятся подходить к маяку, будучи уверенными, что не успокоившийся дух смотрителя затянет в морскую бездну каждого, кто побеспокоит святое сердцу его место, и без конца твердят, будто каждое пятое апреля видят силуэт бородатого мужчины, одетого в старую куртку, что проела моль; некоторые слетаются к свету маяка, как мотыльки на огонь, надеясь, что найдут там что-то из прошлых эпох. Другие посмеиваются над первыми двумя, называя всё детскими сказками, и скептично поглядывают на маяк, чуть прищуривая глаза.
Ханс не относится ни к первым, ни ко вторым, ни к третьим.
Ханс вырос среди скал, среди шума волн и крика чаек. Будучи сыном смотрителя маяка, он всячески помогает отцу: включает и выключает свет, чтобы корабли не сбивались с курса, следит за тем, чтобы нежелательные гости не забирались внутрь, а так же время от времени рыбачит, чтобы хоть чем-то занимать себя во время скуки. Филип начал работать смотрителем маяка после смерти своего отца — дед и прадед Ханса владели маяком, и мальчик с детства знал, что в будущем ему нужно будет обязательно заиметь сына, чтобы продолжить семейное дело.
В Пеггис Ков все считают его довольно странным парнем — он предпочитает одиночество молодёжным вечеринкам, у него нет друзей и девушки. Ханс нелюдим и молчалив, ему больше нравится разговаривать с морем — он навеки влюблён в его шум, в крики птиц и в воздух, что бывает после дождя.

Мать Ханса называли Розой — она не только носила это имя, но ещё и пахла как роза, любила цветы, владея совсем крошечной оранжереей, где выращивала дорогие сердцу розы, нежные ромашки, прекрасные пионы и еще несколько видов, что привозила из теплых стран. Розмари была живее всех живых, смеялась и танцевала под Боуи.
В 1998 году Розмари ставят диагноз «ранняя Болезнь Альцгеймера».
Врачи говорили, что такие случае редки. Что деменция начинает развиваться в более позднем возрасте.
Врачи говорили, что такое случается, и это не исправить.
Сначала Роза забывала названия цветов, что знала наизусть. Потом — телефонные номера и некоторые слова. Через несколько недель она начала забывать имена. Изредка она вспоминала, но слишком часто терялась.
За несколько месяцев до смерти Розмари пришлось оставить оранжерею, и за ней начинает ухаживать шестилетний Ханс по просьбе матери. В 1999 у неё развивается пневмония на фоне деменции. В 2000 году Розу сжирает болезнь, и она уходит из жизни. После смерти жены Филип старается оправиться от потери, говорит, что все хорошо, но каждый вечер закрывается от всех на самой вершине маяка, сидит в наблюдательном пункте и смотрит на море. Филип продолжает работу, посвятив всё свое время ей, и вскоре боль проходит.
Море излечит любую рану.

×××

люди, помогите людям.
если тебе тоскливо, дай мне руку, и я буду держать ее.
birdy – people help the people

Ханс уходит на лодке далеко в море, забрасывает сети и ждет. Некоторое время спустя он чувствует, как в сетях что-то запуталось. Ханс сбрасывает всю пойманную рыбу в ящик, а по прибытию на берег относит это в рыбную лавку; кое-что из улова он оставляет себе, и позже готовит рыбу на огне прямо на берегу моря у маяка. Разделив ужин с отцом, Ханс отправляется в никуда. Просто бродит по улицам, наблюдая за людьми. Ханс из таких, которые очень любопытны — вечно за чем-то носятся, не имея конкретной цели в жизни. Хансу хочется всего и сразу: хочется увидеть мир, хочется пить пиво в ирландском пабе, хочется сесть на корабль и уплыть за горизонт.
Оранжерея Розмари больше не цветёт, о ней некому заботиться (Ханс слишком занят маяком). Там внутри мёртвые цветы, и Ханс старается не заходить туда. Большую часть времени он проводит внутри старого маяка.
— Мальчишка-то поселился там вместе со своим отцом. Странные они, — Ханс слышит перешептывания за своей спиной, но не обращает внимания.
Ханс вспоминает о матери только с теплотой. Последние два года были очень трудными — его отец полностью посвящал своё время супруге, поэтому забота о маяке и оранжерее легла на плечи шестилетнего на тот момент Ханса. Он помнит, как стремительно менялась Розмари с каждым днём на протяжении последних нескольких месяцев жизни. Она забывала слова, имена. Однажды Ханс принёс ей свежие фрукты с рынка, а она его даже не узнала. Розмари кричала, стонала, плакала, но ни Филип, ни Ханс её не оставили, как бы она не просила.

— Однажды ты поймёшь... Я надеюсь, что поймёшь.
Филип нехотя подписывает документы, и Ханс копит внутри ненависть. Он не понимает, ни черта не понимает. Владельцем маяка становится пузатый мужчина из Америки — Ханс задаётся вопросами (зачем?; почему?; на кой, мать его, чёрт?), которые остаются без ответов. Отец продал самое дорогое, что было у них (было у Ханса), наплевав на память предков, на семейное дело, абсолютно на всё.
Ханса больше ничего здесь не держит. Он собирает вещи и отправляется к тёте в Уотерлу, надеясь, что там найдёт новый дом.

×××

Каждый месяц Ханс отмечает на карте места, в которые ему хотелось бы отправиться, складывает в стеклянную банку деньги, что удалось выручить с продажи рыбы, и с продаж на ebay.com некоторых личных вещей. Ханс знает, что когда-нибудь вырвется из Канады и отправится навстречу солнцу. Он хочет, чтобы Мор поехала с ним, чтобы бросила всё и рванула с ним исследовать лучшие миры.
— Поехали со мной, Мор! Вырвемся за пределы Уотерлу! Ты же хочешь этого. Давай сбежим, ну же!
Ханс впервые встречает Мор у реки два года назад, только переехав в Уотерлу. Он назвал бы это, пожалуй, стопроцентным попаданием — когда встречаешь родственную душу, становится уже трудно отпустить. Ханс рассказывает Мор о бескрайней синеве морей, о работе смотрителя, о своей матери Розе. Мор нечего дать ему взамен, поэтому она часто молчит. Ханс обжигает свои сухие руки о её ледяные плечи, но продолжает обнимать, потому что знает, что так нужно.

Мор шепчет:
Безумец с маяка, поведай мне свою историю в очередной раз, солги мне снова обо всем на свете. Прошу, подскажи путь с помощью света, который подвластен только тебе.

внутри меня безмолвный шторм в поисках пристанища.
я надеюсь, что кто-нибудь найдет меня и скажет, что я не один.
я буду ждать целую вечность, чтобы понять, что я не одинок.
carl espen – silent storm

Мор Венстра смеётся, когда он рассказывает ей небылицы, забавные истории, размахивая руками во время повествования.
— Только представь какие чудеса нас ждут впереди! Огромные пирамиды в Египте, Римский Колизей, Стоунхендж в Англии! А если повезет, то мы сможем даже найти Ноев Ковчег, или... или, представь, найдем Атлантиду! — Ханс говорит быстро, переходя с темы на тему, а Мор лишь улыбается, повторяя, что он слишком много мечтает.
— Наше место там, Мор, прямо за горизонтом! Поехали со мной...
В воздухе нависает магическая тишина, когда он играет на гитаре, сидя на деревянной пристани у самой воды вместе с девушкой из книжного магазина, и поёт песни, которые пела в детстве ему мама: о кельтах, викингах, загадочной Атлантиде и других мирах — кажется в те мгновения даже птицы замолкают, а река бесшумными волнами подбирается ближе, чтобы тоже послушать.
Ханс согревает ледяные пальцы Мор в своих руках и, глядя ей прямо в глаза, говорит о таинствах, которые они могут увидеть вместе.

P.S.

Peggy's Cove — канадская деревня в провинции Nova Scotia, с населением всего 640 человек (на 2011 год). И она просто невероятно красива! Расстояние между Уотерлу и Пеггис Ков — 1929 километров (18-19 часов пути на машине, или 2 часа на самолёте).

дополнительно: я хочу того, кто разделит с Мор океан, кто будет похож на неё, и в то же время будет совершенной противоположностью. Кто будет проводить с ней время на пристани, зажигать для неё огонь маяка, освещать звезды. Мор нужен мальчик-спасение, мальчик-свет, мальчик-морозное море.
Планируется, что в будущем Мор сбежит из Уотерлу вместе с Хансом.
1 — внешность обсуждаема, но хотелось бы именно Анейрина, потому что:

он чудесный и так попадает.

http://s8.uploads.ru/r3thW.gif http://s6.uploads.ru/KMiLO.gif
http://sd.uploads.ru/83UJI.gif http://s6.uploads.ru/Me3B9.gif

0

11

Стивен в поиске:


CHRISTINE R. MADDER // КРИСТИНА МАРЕНА, 25-30
художница (léa seydoux)

http://i.imgur.com/bCP24KW.png

Я не жду от читателя веры в то, что я хочу тут рассказать. Более того, подобную небылицу должен отвергнуть любой человек, имеющий здравый смысл. И всё же я не знаю, что хуже: то, что всё, написанное мной, правда, или то, что мой разум способен вообразить такие невероятные вещи.
Ты спишь и видишь яркий сон, наполненный катастрофическим обилием красок, которых бы хватило на произведение века. Равномерность сна позволяет смаковать каждый оттенок, наслаждаться его вариациями и тем, что оставляет после себя кисть на холсте. Постепенно появляется образ, детальный пейзаж или солнечный день, главное запомнить цвета и перенести их в настоящий мир из сна. Только вот теперь это делать сложнее, с каждым днем цвета темнеют, преобладают оттенки черного и красного, иногда можно увидеть оранжевый. Вместо ярких дней чаще закаты или ночи с одинокой луной, которая с каждым разом все краснее и краснее.  Женщина просыпается посреди ночи с немым криком, ОНИ снова преследовали ее.
Три фигуры в черных плащах, невозможно определить кем они являются и откуда они - просто тени, что следуют по пятам. Марена часто оказывается в каком-то старом городе, по улицам которого бродят монстры, именно тут она впервые встретила Тени.
В ее картинах отчетливо прослеживаются сюжеты ее снов, такие же мрачные, липкие и наводящие ужас одним лишь осознанием того, что это не окончательная форма кошмара. Только лишь виденье одной художницы, которой не посчастливилось найти чужеродный мир в своих снах, а может посчастливилось? Ведь картины пользуются успехом, большинство жаждет повесить в гостиной диковинку подобного рода.  Знали бы они цену, настоящую, не те бумажки. И ведь это лишь начало...

дополнительно: Знакомство с Стивеном Годдардом только предстоит, и он даст приют в своем доме, увидев в этой женщине героиню своего рассказа "Тени Ярнама". В случае возникновения вопросов, которые обязательно будут, жду вас в ЛС - не стесняйтесь, пишите, не тихушничайте. По возможности буду снабжать мрачными и скользкими аватарками вроде того, что у меня сейчас.

0


Вы здесь » HUMBLE » two of my bitches in the club » BEAVERS & MOOSE